Склад книг

Есть книги интересные, а есть полезные

Кэтрин Эбдон и школа волшебников. 51

перейти на первую страницу "Кэтрин Эбдон и школа волшебников"

перейти на предыдущую страницу "Кэтрин Эбдон и школа волшебников"

 

– Неужели ты ни разу никого не толкнула, и тебя не толкали? Не здоровалась, никому ничего не передавала из рук в руки?

Кэти покачала головой.

– Толкали. И передавали. Но я ни разу никого не коснулась. Дамблдор тоже удивился этому. Но так уж случилось, что ничего не случилось и я до сих пор не инициирована.

Алиса удивленно покачала головой.

– И что теперь?

– Дамблдор пообещал, что скоро всё уладится. Он не сказал – как, а я не спросила. Но, думаю, он знает, что говорит. Так что не беспокойся: я никого трогать не буду. Жаль, что так получилось. Мне не повезло – никто меня не инициировал нечаянно, ещё до школы. Но теперь, когда я всё знаю, я не хочу, чтобы мне повезло за чей-то счет.

– А я и не беспокоюсь. Я верю, что ты этого не сделаешь. А если это произойдёт случайно, что ж – так тому и быть.

Кэти кивнула. Они немного помолчали.

Выговорившись, Кэти успокоилась и почувствовала, как проголодалась: ведь она сегодня не обедала и почти не ужинала. В животе противно забурчало, и Кэти поморщилась.

– Что? – нахмурилась Алиса.

– Есть хочу, – со смешком ответила Кэти. – В животе урчит.

– Ну, это-то поправимо. У меня печенье есть, – с этими словами Алиса вскочила и вытащила из своего шкафчика большой пакет. – Вот, – протянула его Кэти.

Кэти покачала головой и сказала:

– Положи на стол, не надо искать ненужных случайностей.

Печенье оказалось очень вкусным, рассыпчатым, с изюмом и цукатами.

– Это тётушка Виджи мне присылает.

Девочки уютно устроились в своих кроватях, жевали печенье, и Алиса наконец рассказала о себе:

– Я совсем не помню родителей: они погибли почти сразу после моего рождения.

Кэти смутилась: она не умела выражать сочувствие, не знала, что нужно говорить человеку, который потерял кого-то из близких, тем более – родителей.

– Не переживай, – видя мучения Кэти, жёстко сказала Алиса. – Они были тёмными магами, и в своей гибели виновны сами.

Алиса поколебалась, но больше про родителей ничего говорить не стала. Она продолжила свой рассказ. Сначала её взяли на воспитание какие-то родственники, потом она оказалась в магловском интернате, а перед самым Хогвартсом её нашёл и приютил дальний родственник, который работает в Министерстве Магии.

– Дядя Гилдас и тётя Виджинс. Мистер МакМелт работает в министерстве, в отделе здоровья и защиты от сглазов, – Алиса улыбнулась. – Сейчас он увлечён продвижением проекта зодиакальных амулетов на все случаи жизни. Может, что-нибудь у него и получится. А тётя Виджи обожает печь пирожки и печенье, и вообще домоседка.

– Подожди-ка, – сообразила Кэти. – Так ты тоже ничего не знала про себя и про волшебников, пока мистер и миссис МакМелт не нашли тебя?

– Нет, я с самого начала знала, что я ведьма. Те родственники, которые в конце концов выставили меня в сиротский приют, меня просветили.

– Они маглы?

– Нет, они тоже из наших, правда колдовать не умеют – оба сквибы, представляешь?

– Представляю, почему бы и нет, сквибы ведь, наверное, не очень отличаются от маглов.

– Абсолютно не отличаются. Разве что знают про нас, волшебников…

Кэти вдруг пришло в голову:

– Послушай, а сквибов можно инициировать? Ну, вот как меня, например.

– Но ты ведь не сквиб! Сквиб – это самый обычный магл, только родители у него – волшебники. А ты – наоборот, волшебница, хоть родители у тебя и маглы. Всё наоборот. Так что инициация сквибу не поможет, как и любому маглу.

Очень скоро занятный разговор про сквибов и маглов иссяк, и девочки заснули.

 

Проснувшись рано утром, Кэти припомнила вчерашние события и приготовилась жить дальше, с новыми знаниями о себе, с новыми надеждами на скорое будущее, а пока, стиснув зубы и спрятав руки в широкие рукава мантии, встретить всё возрастающую неприязнь к себе со стороны одноклассников.

Во время завтрака, когда Кэти подошла к своему месту, она заметила, как отодвинулась Ребекка, а Карл опустил голову, как Нейл дёрнул за рукав Квентина и заставил его тоже отвернуться. Кэти вспыхнула, но ничего не сказала, а молча взяла тарелку и пересела за самый край стола, подальше от одноклассников.

Так прошла неделя. Ничего не изменилось. Кэти продолжала свои изыскания в библиотеке – больше по привычке, чем по необходимости: она ведь уже выяснила всё, что хотела. И странное дело: пока она не знала, что ищет, информацию приходилось собирать буквально по крупицам. Случалось, что она перелистывала по три-четыре книги, чтобы наткнуться наконец на одно-единственное упоминание интересующей её темы. Теперь же, когда она всё, в сущности, знала, сведения о немногочисленных инициациях хлынули потоком. Она только дивилась, как не догадалась обо всём гораздо раньше.

«…и настал тот день и час, как вышла из лесу старуха и протянула руку свою дитю малому женского полу…», – таких эпизодов было очень много, это был самый обычный случай инициации девочки старой колдуньей.

«…не думая о последствиях, молодая ведьма взяла юношу за руку и поклялась в вечной любви», – случалось и такое.

«…взял отрок чашу из рук в руки и испил из неё, и старец вящий, на рамена его опершись, увёл и помогу оказал великую в чаромутии тайном» – что-то совсем древнее, в этой книге Кэти почти ничего не поняла.

«…открывал по два-три новых чародея каждый год, за ручку отводя детей к их родителям», – это про мсье Дижоля.

День проходил за днём, а всё оставалось по-прежнему. Одноклассники сторонились, профессор Реддл подчёркнуто её не замечал. Кэти иногда казалось, что МакГонагал и Аллен сочувствуют ей. Но, может быть, только казалось? Потому что профессор трансфигурации была как всегда строга и требовательна, она заставляла Кэти, несмотря ни на что, заучивать все заклинания и работать с палочкой. Так же, как и профессор заклинаний.

Спраут и Аллен были фанатично увлечены своими предметами. А поскольку Кэти их занятия посещала исправно и задания выполняла успешно, они и относились к ней благосклонно.

Профессора Бинса больше никто не отвлекал во время занятий, и он совершенно забыл, что есть в его классе такая ученица – Кэтрин Эбдон.

Мадам Хуч освободила Кэти от своих занятий. И правда, что толку сидеть на земле и наблюдать, как твои одноклассники гоняют под облаками?

И Кэти опять упала духом. Раза два она даже поплакала в подушку, когда никто её не видел. Иногда Кэти посылала открытки маме и дяде Вилли. Содержание их было примерно одним и тем же:

Дорогая мама!

Твою открытку получила. Как у тебя дела? У меня всё хорошо, очень много занятий.

Я здорова.

Передай привет дяде Вилли.

Целую, Кэти.

и

Дорогой дядя Вилли!

Твоё письмо я получила. Как у тебя дела? У меня всё хорошо, очень много уроков. Скучаю.

Передай привет маме и мисс Обрайт.

До встречи, Кэти.

продолжение

 

© 2011, Люцина. Все права защищены. При копировании статьи ссылка на блог СКЛАД КНИГ обязательна.

рассказать друзьям и получить подарок

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

About The Author

Родилась, училась, опять училась и немножко работала. Потом просто работала. Потом целый год не работала! Потом опять работала, работала, работала… Сейчас тоже работаю.

Достижения:
Была в Шарм-эль-Шейхе, акул не видела.
Продала одну (!) банку продукта Vision.
Тяжким трудом заработала в Интернете 600 рублей!!!
Сделала 2 бесплатных блога и этот сайт.
Интересно, что будет дальше…

Comments

One Response to “Кэтрин Эбдон и школа волшебников. 51”

  1. Анюта:

    Грустно как-то все получается. Так здорово было в начале, волшебная школа, волшебная палочка!
    Это было бы прямо про меня, если бы мне тоже вот так «повезло». Покрутилась бы там пару дней и домой, к маме с папой, заниматься привычными магловским делами 🙁

Leave a Reply