Склад книг

Есть книги интересные, а есть полезные

Кэтрин Эбдон и школа волшебников. 64

перейти на первую страницу «Кэтрин Эбдон и школа волшебников»

перейти на предыдущую страницу «Кэтрин Эбдон и школа волшебников»

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ДРУЗЬЯ

Глава 14 «ПРОИГРАЕМ КРАСИВО!»

 

Несмотря на плотную программу занятий, которую составили МакГонагал и Флитвик, у Кэти оставалось много свободного времени: ведь не нужно было записывать головоломные лекции Консалье и варить зловонные зелья Снейпа. И Кэти наконец занялась тем, о чем мечтала ещё до того, как попала в Хогвартс: полётами на метле. Правда, до того, как взлететь в первый раз, ей пришлось побегать за метлой, которая не желала её слушаться. Наверное, дело было в том, что Кэти всё ещё не была уверена, получится ли у неё что-нибудь. Поэтому, когда она робко скомандовала: «Вверх!», метла лениво шевельнулась и осталась лежать на земле. Зато в следующий раз она по команде взлетела вверх, да ещё как! Кэти едва успела увернуться – ещё чуть-чуть, и черенком ей раскроило бы голову. Но вскоре Кэти сумела совладать с упрямицей, они даже, если можно так сказать, подружились.

Впервые очутившись в воздухе, Кэти была в таком восторге, что забыла все наставления мадам Хуч, и в результате спикировала с трёхметровой высоты и с головой зарылась в сугроб. Из снега ей помог выбраться Патрик Уэйк – шустрый темноволосый паренёк, первокурсник из Ровенкло, который тоже остался на каникулы в школе и в тот день тоже тренировался.

Оказалось, что летать на метле совсем не просто: нужно было учитывать множество факторов: направление ветра, температуру и влажность воздуха, постоянно контролировать высоту и своё положение относительно сторон света. Мадам Хуч сказала, что со временем придут все необходимые навыки, нужна только практика, и тогда всё то, что теперь так сложно, будет получаться само собой.

Патрик, с сочувствием наблюдая, как Кэти постигает азы этой знакомой ему с детства науки, подсказал:

– Вспомни, как ты училась ходить: сначала ты постоянно падала, набивала синяки и шишки, тебе нужно было держаться за что-нибудь или за кого-нибудь. Помнишь?

– Нет, – честно ответила Кэти, – не помню.

Патрик засмеялся:

– Вообще-то, я тоже не помню, это я летом наблюдал за младшим братом. Теперь, наверное, он уже носится как угорелый.

Но такого совершенства в воздухе Кэти ещё не достигла. И тогда Патрик придумал:

– Давай устроим гонки. Я полечу, а ты старайся меня догнать. Во-первых, ты будешь видеть, что делаю я и сможешь просто повторять мои действия, а во-вторых, ты перестанешь постоянно контролировать себя: тебе будет не того.

И, действительно, после нескольких таких гонок Кэти почувствовала себя в воздухе свободно, теперь, когда нужно было повернуть, или снизиться, или подняться, она уже не думала, что нужно делать – её тело само делало всё, что нужно. А она наконец смогла наслаждаться полётом.

Теперь, когда она освоилась в воздухе, мадам Хуч выпускала снитч. Тут Патрик уже ничем ей не мог помочь: в своей команде он был загонщиком. Но Кэти прекрасно справилась: оказалось, что в воздухе она видит снитч даже лучше, чем с земли. И ей теперь нужно было только достичь мастерства в искусстве полета. И здесь снитч оказался непревзойдённым учителем. Теперь Кэти гонялась за золотым мячиком с серебряными крылышками, точно так же, как до этого гонялась за Патриком.

Кроме тренировок, Кэти также упорно занималась с МакГонагал и Флитвиком. В этих занятиях Кэти очень скоро достигла уровня своих одноклассников: сказалась многомесячная практика, когда она, по настоянию профессоров, работала со своей палочкой «вхолостую».

 

Нарисовала она и портрет сэра Николаса. Девушка-с-портрета научила Кэти заклинанию, с помощью которого можно было оживить картину. Кэти сделала ошибку, применив это заклинание в самом начале. В результате её постоянно отвлекал своими замечаниями и сэр Николас, и его собственное изображение, оказавшееся таким же дотошным, как и сам сэр Николас. Хорошо хоть, что лошадь получилась не говорящая. Кэти раз пятьдесят пришлось перерисовывать то камзол, то плащ, то шляпу, то воротник сэра Николаса. А вот с башмаками приключилась такая история. Кэти нарисовала их так, как хотелось сэру Николасу: с вытянутыми и заостренными носами, почти метровой длины. Но в такой обуви сэр Николас на картине никак не мог взобраться на коня. После многих переделок и перерисовок Кэти махнула рукой на все уговоры и нарисовала сэру Николасу сапоги со шпорами. Оба сэра Николаса немного поартачились, но в конце концов смирились с сапогами. Теперь сэр Николас учил сэра-Николаса-с-портрета скакать на лошади. Поприсутствовав на таком уроке, Кэти заподозрила, что сам сэр Николас на лошади никогда не ездил, но решила умолчать о своей догадке.

В школе было непривычно тихо и пусто. Почти все ученики разъехались. В башне Гриффиндора, кроме Кэти, осталось только несколько старшеклассников. В первый же день каникул, спустившись в Большой Зал на завтрак, Кэти обнаружила, что со всего первого курса их осталось всего четверо: кроме неё и Патрика – ещё двое ребят из Хаффлпафа: Мэтью Стивенс и Луиза Харм-Хилл. Уже в обед они решили, что глупо сидеть поодиночке за разными столами, и уселись вчетвером за один из столов Хаффлпафа.

Выяснилось, что Патрик остался в школе на каникулы, потому что его отец, магический директор ОНО «Гугол», на целый год был откомандирован в Бразилию. А вместе с ним туда перебралась и семья. Кэти не сразу сообразила, что ОНО означает «Общество с немагической ответственностью».

 

продолжение


About The Author

Родилась, училась, опять училась и немножко работала. Потом просто работала. Потом целый год не работала! Потом опять работала, работала, работала... Сейчас тоже работаю. Достижения: Была в Шарм-эль-Шейхе, акул не видела. Продала одну (!) банку продукта Vision. Тяжким трудом заработала в Интернете 600 рублей!!! Сделала 2 бесплатных блога и этот сайт. Интересно, что будет дальше...

Comments

One Response to “Кэтрин Эбдон и школа волшебников. 64”

  1. Natali:

    Здорово, что у Кэти все получилось! Я так за нее переживала.

Leave a Reply