Склад книг

Есть книги интересные, а есть полезные

Селина Танеева, «Летающий город»

Летающий город

летающий город

- Венна! Венна! Ты не поверишь - город летит!

- Конечно, не поверю, - я обернулась посмотреть на младшую сестрёнку и... поверила.

Горшок выскользнул у меня из рук.

- Ты чего?.. Пошли, поглядим! Пошли скорей!

- Конечно... - я почувствовала, что ноги меня не держат, и опустилась на стул.

- Ну же! Побежали! - Данка схватила меня за руку, я наконец собралась с силами. - Вон он! Вон он! Видишь, Венна?!

Конечно, вижу. Вот он, Летающий Город. Неужели сбылась моя мечта? И, наверное, не только моя - улицы запружены народом. Меня толкнули в бок, но я даже не оглянулась, всё моё внимание посвящено только ему, Летающему Городу. Вот он, прекрасный, освещаемый косыми лучами заходящего солнца, похожий на ёлочную игрушку, он переливается всеми цветами радуги и постепенно становится всё больше и больше. Он приближается... снижается... Он сейчас приземлится!

Земля мягко вздохнула, всколыхнулась, принимая на себя сразу целый город.

Нас с Данкой закрутила, завертела людская толпа. Казалось, полгорода вывалило встречать невиданное чудо; легенду, не одно поколение передаваемую из уст в уста; сказку, которую матери рассказывают детям, в которую верят и не верят.

Очень повезло человеку, который хоть издали, хоть раз видел Летающий Город. Повезло вдвойне тому, кто видел Летающий Город, стоящий на земле. Как же повезло тем, кто увидел, увидел своими глазами, как он снижается и приземляется?

Мне повезло во стократ: сегодня я увидела Город во второй раз. Хотя... Может, тогда мне только показалось, что я вижу высоко-высоко в небе Город, плывущий меж облаков? Может, это была просто большая птица? А может, я увидела этот Город во сне, навеянном мамиными песнями и сказками? Может быть... Но мне хотелось верить в то, что я его видела, и я верила.

А теперь! Кто теперь посмеет посмеяться над моими фантазиями? Кто, если весь наш городишко стал свидетелем чуда - приземления Летающего Города?

* * *

Опять толпа... опять бегут, орут, прыгают, размахивают руками, бездумно суются прямо под Город. Опять всё то же самое. Сколько раз видел я подобную толпу? Почти четыреста... Немного, конечно, - вон, Большой Механик, например, отсчитал уже две тысячи остановок. Отец, нестарый ещё мужчина, скоро отметит восьмисотую остановку. На их фоне - что такое мои неполные четыреста?

Когда ж мне успели наскучить эти оравы восторженно галдящих людей с земли? Не представляю, как можно хотеть жить там, внизу, среди этих... неумных людишек? Не понимаю. И никогда не пойму странных жителей Города; не зря вызывают они косые взгляды и усмешки, эти чудаки, не терпящие перелётов, бледнеющие в миг отрыва от земли и зеленеющие во время приземления.

А я люблю Город, здесь вся моя жизнь. Здесь я родился, вырос, здесь у меня друзья, отец, дом, выстроенный собственными руками. У меня есть занятие, даже два занятия, и оба не просто приносят пользу жителям Города, - они доставляют радость мне самому. Чего же ещё желать?

А на земле... что я забыл на земле? Я никогда не жил на земле дольше, чем длится остановка. Интересно, конечно, пройтись по чужому городу, такому странному, такому необычному, поваляться на лугу, поплескаться в речке, побродить по берегу моря... Но гораздо больше мне нравится зарыться в облако, гораздо интереснее наблюдать полёт птиц... особенно забавно смотреть на них сверху.

Обожаю грозу. Когда жители Города прячутся по своим жилищам, я подставляю тело струям дождя, протягиваю руки навстречу молниям, смеюсь и кричу под аккомпанемент громовых раскатов. А что может быть лучше: угодить прямо в грозовую тучу, багрово-чёрную, густую, как патока, насыщенную статическим электричеством, абсолютно непроницаемую, где не видно ни солнца, ни звёзд, ни земли, разряды вспарывают мглу со всех сторон и неясно, где верх, где низ?

А как прекрасно утро после грозы, когда солнце окружено дымкой и трудно понять, что это: заблудившееся облачко, лоскутья тумана или останки чьего-то сна...

Да, для меня жизнь в Городе - это всё, мне повезло, что я родился здесь, и никогда, ни на миг не желал я себе иной судьбы. И мне жаль людей, вынужденных ютиться там, внизу...

На землю я отправился уже в сумерках. Толпа к тому времени рассосалась, и я смог спокойно погулять и осмотреться. Нужно будет наведаться с утра пораньше на луг - у меня кончился сушёный лист подорожника, да и корень валерианы на исходе.

* * *

Вчера, когда мы с Данкой наблюдали приземление Летающего Города, я не промолвила ни слова. Все вокруг кричали, смеялись. Я понимаю своих земляков: приземление Летающего Города - огромное событие. Но у меня не получается так же открыто выражать свои чувства, и я радовалась молча. Да и не прибавляет мне хорошего настроения это столпотворение. И в этот раз толпа поглотила меня, я задыхалась в ней, я почти ничего не видела. Это поразительно, но громкий шум мешает видеть. Поэтому, как только Летающий Город опустился на берег реки, я выбралась из толпы и вернулась домой. Лучше я приду завтра пораньше. Думаю, мама не будет возражать: не часто случается у нас такое событие; к тому же Мария совсем взрослая, она сумеет помочь матери вместо меня.

* * *

Утро выдалось прелестное: солнце медленно поднялось из-за леса, долго ещё куталось в туманное покрывало, наконец, засияло в полную силу. Я устроилась на пригорке, покрытом мягкой травкой, и погрузилась в созерцание нашего нежданного, но такого чудесного гостя - Летающего Города.

В солнечных лучах его башни, башенки, колокольни и высокие покатые черепичные крыши переливались разными цветами - от тёплого коричневого до золотисто-белого. Оконные стёкла радостно отражали лучи, и те рассыпались на множество разноцветных лучиков. Казалось, каждое окошко изливает маленькую радугу.

Потом вокруг Летающего Города засуетились его жители: в вязаных шапках, в меховых куртках и безрукавках. Очарование сказки было нарушено. Зато стало ясно, что в сказочном городе живут совсем не сказочные, а самые обычные люди, которые тепло одеваются, чтоб не замёрзнуть, запасают продукты, чтобы не голодать, сами возводят свои красивые здания и - чинят постройки, когда те ветшают.

И это открытие сделало Летающий Город ближе мне и ещё дороже. Если сказка становится частью твоей жизни - разве это плохо?

Вдруг я услышала:

- Со стороны выглядит недурно, правда же?

От неожиданности я подскочила и оглянулась. Рядом, метрах в трёх, среди зарослей клевера, полулежал незнакомый парень. Легко опираясь на локоть, он задумчиво рассматривал Летающий Город. Наконец, выплюнув травинку и оторвавшись от созерцания Города, он взглянул на меня.

Он оказался очень красив, этот незнакомец. Я тут же захлебнулась в синих-пресиних глазах, оттенённых длинными чёрными ресницами.
Что я себе позволяю? Это же невежливо - так таращиться на незнакомого человека! С трудом отвела я взгляд, уткнулась лицом в колени.

- Ты оттуда? - парень кивнул на наш городок.

Я покосилась на незнакомца краем глаза, надеюсь, незаметно. Меня вдруг осенило: он же из Летающего Города, этот парень! Со мной разговаривает житель Летающего Города!

Я и обычно неболтлива, меня смущают встречи с незнакомыми людьми. Теперь, когда со мной заговорил житель прекрасного, вымечтанного Летающего Города, у меня случился жесточайший приступ стеснительности.

Я, не отрывая носа от спасительных своих коленок, кивнула. Уж не знаю, разглядел ли он мой ответ.

- А я оттуда, - парень небрежно мотнул чубом в сторону Летающего города. - Сижу вот, гляжу... Симпатичный городишко, а?

Я сжалась в комок - неужели это он так о чудесной сказке, которую рассказывают детям, о которой не я одна грезила в полусне? Я так изумилась, даже решилась посмотреть на своего собеседника и охрипшим от волнения голосом спросила:

- Вы... оттуда?.. Вы из Летающего Города?!

Парень улыбнулся:

- Да, я из Города.

Какая добрая у него улыбка, ничуть не насмешливая, хоть и глупый вопрос был - он ведь уже сказал, что живёт там, в Летающем Городе. Я осмелела и отважилась задать ещё вопрос:

- А правду говорят, будто у вас нет земли?

- Это Летающий Город. Он не взлетит, пока в нём остаётся хоть горстка, хоть щепотка земли.

Надо же!

- А ты думаешь, зачем Летающий Город опускается на землю, делает остановки? Чтобы пополнить запасы.

- Какие запасы? - не сразу поняла я.

- Раз нет земли - нет ни садов, ни огородов, ты же видела... Да, - он улыбается, - маме удалось как-то вырастить огурцы. Мудрила-мудрила, ухитрилась обойтись без земли - только камни да вода. Да только огурцы те были совершенно не съедобные, невкусные - горькие и водянистые. Так и остались мы без свежей зелени. А одной дичью да рыбой не прокормишься.

- Рыбой? - мне стало смешно. - Откуда же в небе рыба?!

Он тоже развеселился:

- Есть у нас умельцы, когда мы пролетаем над океаном, они спускают в воду сети. Но над океаном мы не часто летаем. Поэтому рыба у нас большая редкость.

Я решилась спросить:

- А как вас зовут?

- Как меня зовут? - он, кажется, удивился. - Да кому как нужно, так и зовут. Мама звала меня сынок. Отец - сыном. А остальные... А это в зависимости от ситуации. Кому что надо - так и называют. Надо, чтобы дом нарисовал - называют Архитектором, хотя, это они льстят, конечно. Я пока не Архитектор, так, пробую, учусь... У отца учусь, хотя... не очень-то он и старается передать свои знания кому-нибудь, даже мне. Ещё называют Знахарем - это когда кому отвар какой приготовить. Потому что травами я тоже занимаюсь.

- Но мне от вас ничего не нужно. Как же мне вас называть? - спросила я.

Парень пожал плечами:

- А тебя как называют?

- Венна.

- Венна...

- Можно, я буду звать тебя... Александер?

- Александер... Ладно, если тебе хочется...

- Александер... Знаете, Александер, а ведь моя мама тоже травница. Она кормит наших коров одной такой травкой... Вот почему у нас самое вкусное молоко. А ещё она знает такой корень, его можно заваривать и пить как чай.

- Моя мама тоже много знала о растениях... Во время остановок бродила по лугам, по лесам - вот как я теперь - где цветочки какие необыкновенные найдёт, где корешок выкопает...

- Это она научила тебя всему? Вас...

- Да... Только я-то собираюсь стать Архитектором, как отец... Это здорово - придумывать и строить большие лёгкие здания. И не так-то просто: нужно спроектировать дом так, чтобы он занимал места поменьше, рассчитать его вес, правильно подобрать материал для строительства. Например, дерево не подходит. Деревянные строения очень недолговечны там, наверху - слишком большая влажность. Ведь Город летит на уровне облаков, иногда чуть ниже, иногда - выше.

- В Летающем Городе все дома каменные? - я очень удивилась. Мне казалось, что в Летающем Городе сооружения должны быть лёгкими, воздушными... как паутинки...

- Ну да. Дерево - оно же сгниёт в десять перелётов. Хотя свой дом я построил как раз из дерева. Потому что весь камень... ну, в общем, всеми запасами камня распоряжается Архитектор, мой отец. И, представляешь, моей хибарке уже почти сто перелётов! Представляешь?

- А перелёт - это сколько?

- Что значит - сколько? - Александер, похоже, удивился. - Перелёт - он и есть перелёт.

- Ну... сколько времени он длится? Сколько дней?
- Дней? А что такое день?

Я даже растерялась - как объяснить, что такое день?

- День - это светлое время суток. А тёмное - это ночь.

- Очень ненадёжная единица измерения, - я слышу в его голосе скептические нотки. - Светло и темно, говоришь? Ха, я помню, однажды так называемая ночь длилась целый перелёт! А было и такое, что эти самые дни и ночи пролетали со скоростью мысли - не успеешь оглядеться, а уже опять темно. Это смотря в какой точке земного пузыря ты находишься. Ещё от ветра зависит. Иной раз так закрутит, замотает - не то, что день и ночь, - себя теряешь.

Я не нашлась, что ответить. Как же это интересно - жить в Летающем Городе! Всё там по-другому, гораздо интереснее, чем у нас, на земле...
- Как бы я хотела... тоже подняться под облака...

Мы помолчали. Удивительно, так хорошо с ним молчать. Иногда я поглядывала в его сторону. Он перевалился на спину, и лежал, глядя в небо, жевал травинку.

Я вздохнула. Расскажу девчонкам - не поверят ведь, что я разговаривала с жителем Летающего Города!

Наконец он поднялся.

- Мне пора, - посмотрел на меня, подошёл поближе и присел на корточки. - Так приятно было с тобой поговорить, Венна... Ты сможешь прийти сюда вечером? Перед заходом солнца? Приходи, а? Пожалуйста...

Я удивилась. Я не думала, что заинтересовала его. Я не красавица, у меня самая обычная внешность: длинные светлые волосы, требующие многочасовой работы гребнем, серые глаза и светлые же ресницы. Отец называет меня мышкой, это ласковое прозвище, но так легко переделать его в дразнилку. И я сама порой ощущаю себя серой мышкой, непривлекательной, незаметной.

* * *

Придёт или не придёт?.. Этот вопрос мучил меня весь день, пока я сушил собранные утром листья и травы, пока помогал отцу выбрать камень для новой постройки, и теперь, когда сижу на крылечке своего дома и жду захода солнца... Придёт или не придёт?

Утро оказалось для меня удачным: я нашёл всё, что искал: и подорожник, и мелиссу, и валериану, а сверх того, наткнулся на кусты боярышника. Мешка нарядных ярко-красных ягод хватит для моих пациентов надолго, перелёта на три-четыре, а там - глядишь, опять повезёт.

Разложив свой урожай подвялиться на только-только проснувшемся, но уже жарком солнце, я устроился на пригорочке, да и задремал - сам не заметил как. Когда очнулся, солнце было уже высоко; я осмотрелся и с удовольствием остановил взгляд на самом примечательном зрелище - Городе. Какой же он красивый! Интересно, а как он выглядит отсюда, с земли, когда поднимается к облакам? Увлекшись наблюдением, не сразу заметил, что я не один. Прямо передо мной, шагах в десяти, сидела девушка. Её взор тоже был обращён на Город. Она сидела тихо-тихо, такая серенькая, невзрачненькая... потому-то я и заметил её не сразу. Время от времени я переводил взгляд с яркого, играющего в лучах солнца всеми своими красками Города - на скромную блёклую фигурку. И, удивительно, глазам была приятна эта перемена. У девушки были светлые прямые волосы, спадающие широкой волной на угловатые плечики и полностью скрывающие тоненькую талию.

Я закрываю глаза и пытаюсь представить себе утреннюю свою знакомую; со стыдом, сожалением и... с надеждой вспоминаю нашу встречу. Почему я растерялся? Зачем молол всякую чушь? Обычно я интересный собеседник - это любой подтвердит. Что же случилось со мной утром?

Я долго не смел заговорить, а когда наконец решился, девушка испуганно подхватилась, обернулась и - я захлебнулся в её глазах. В пасмурный день эти глаза, наверное, бывают серыми, но этим утром они переняли цвет ясного безоблачного неба. Такой глубокой синевы я не видел никогда.

От неожиданности я проглотил приготовленные вежливые слова и, чтобы скрыть замешательство, опять уставился на Город. Наконец я собрался с духом и поинтересовался, где она живёт.

Как глупо - я хватаюсь руками за голову и чувствую, что краснею. Ведь понятно было, что она живёт вон в том крохотном городишке, другого жилья поблизости нет. Наверное, теперь она считает меня бестолочью.

После этого я поторопился сообщить, что живу в Городе. Во время остановок я частенько болтаю с местными девчонками, и всегда принадлежность к Городу поднимает меня в их глазах. В этот раз, заявив, что я из Города, тут же устыдился своего высокомерия. Мне и сейчас стыдно до слёз. Я морщусь, скриплю зубами и отворачиваюсь - будто она может видеть меня в эту минуту.

Правда, теперь мне кажется, что девушка ничего странного не заметила. Мне даже кажется, что она смотрела на меня с таким же восторгом, как и на Город... А потом она дала мне имя. Ей захотелось называть меня Александер. И ещё она спросила:

- А как там у вас, в Городе? Интересно?

- Конечно, интересно! - и тут меня понесло. Проклятье, зачем я расхвастался, зачем рассказал, что мечтаю стать Архитектором, как мой отец? Но сейчас вспоминаю, и мне кажется - ей было интересно. А тогда...

А тогда я повалился на спину и стал смотреть в небо - лишь бы не увидеть, как она смеётся надо мной. Девушка промолчала, она сидела тихо-тихо, как... мышка, а потом еле слышно, почти шёпотом сказала:

- Как бы я хотела полетать...

И вдруг засобиралась, а я испугался, что больше не увижу её, и что-то залепетал, уговаривая встретиться ещё. Когда она ушла, я долго ещё лежал, прижавшись щекой к земле. Придёт или не придёт?

* * *

Я прибежала задолго до заката. Я так торопилась, так боялась опоздать, боялась, что Александер не дождётся и я никогда больше его не увижу... А ещё сильней боялась, что он вообще не придёт. А ещё сильнее - что я всё это придумала: и утренний разговор, и его приглашение встретиться.

Но Александер пришёл. Когда я прибежала на луг, он уже сидел на пригорке, на том самом месте, где утром сидела я.

- Здравствуйте... Александер!

- Привет! - он даже не обернулся.

Я не обиделась, ведь он житель Летающего Города, что я в сравненьи с ним? Он делает мне величайшее одолжение, согласившись встретиться ещё.

Я тихонько присела рядом и спросила:

- Вы... давно тут... ждёте?

Он наконец посмотрел на меня и улыбнулся.

Мы долго сидели молча, я никак не решалась начать разговор, сидела и теребила ремешок сумки. Наконец вспомнила, достала и разложила на траве прихваченное угощение.

- Вот, попробуй... попробуйте.

Он взял кусочек, и я увидела, что ему понравилось.

- Нравится? Это сыр, я сама делала... У нас четыре коровы, и мы с сёстрами делаем творог и сыр...

- Очень вкусно.

Сердце торкнулось где-то в горле.

- Бери ещё...

- У вас большая семья? Расскажи... как вы живёте.

Я удивилась - что рассказывать-то?

- Семья... да, большая... У меня три сестры. Старшая, Веста, уже замужем, теперь старшая я. У моих родителей лавочка, мать ухаживает за скотиной, отец занимается торговлей, а мы с сёстрами сбиваем масло, делаем творог и сыр...

- Очень вкусный сыр...

- Кушайте-кушайте... А так, скучно живём... Приземление Летающего Города - это для нас большое событие. Я так рада, что довелось увидеть это чудо! А как повезло, что тебя... вас встретила. Расскажу сестрёнкам - не поверят ведь, что я разговаривала с жителем Летающего Города! Кушайте-кушайте, я ещё принесу, завтра, если хотите.

- Спасибо... Только завтра мы улетаем...

- Уже?!! - Сердце ухнуло вниз, и в животе стало пусто и тягостно. - Жаль... Как бы я хотела подняться над землёй! Не поверите, встану как-нибудь с утра пораньше и на холм, солнце встречать... да повыше, повыше забраться стараюсь. Там и сижу, пока солнце не встанет. На ласточек порой сверху гляжу, представляешь? А, ну да, конечно, представляешь.

Александер кивнул.

- Ах, как бы мне хотелось хоть денёк пожить в Летающем городе... аж дух захватывает, как представлю себе. Ты говорил, твой отец - Архитектор. Это он построил Летающий Город? Нет? Жалко... - я чувствовала, что не могу остановиться, потому что, если я сейчас замолчу, я расплачусь. - А... кто строит Летающие Города?

- Хотел бы я построить Летающий Город...

- Дом ты уже построил, ты рассказывал.

- Да, построил... Деревянный...

- Ну и что, пусть деревянный!

- Вот именно. Я пропитал дерево для постройки отваром дубовой коры - и дом стоит уже почти сто перелётов! И ещё столько простоит. Вот если б построить в Городе дома такие, как моя избушка, представляешь, каким лёгким он был бы? В таком Городе жило бы гораздо больше народу! И мама смогла бы вернуться...

- Вернуться?

- Да... Мама спустилась на землю, когда мне было двести пятьдесят перелётов.

- Двести пятьдесят перелётов - это сколько? - не поняла я.

Он пожал плечами:

- Я живу уже почти четыреста перелётов. Точнее, триста восемьдесят восемь, - потом вдруг сообразил: - Погоди, если вы не знаете, что такое перелёт, как же вы измеряете время? Вот ты - сколько ты уже живёшь?

- Мне семнадцать. Семнадцать лет.

- Лет?! Вы измеряете возраст летами?! Но это ведь это совершенно неправильно! Лето - это такой непостоянный отрезок времени! Если летишь южнее, так там это самое лето длится чуть не двадцать перелётов; летишь на север - лето едва-едва умещается в два-три.

- Но мы считаем возраст не летами, а годами...

- Ах, годами... А что такое год?

- Как это - что? Год - это год!

- Ага, не можешь объяснить!

- Ладно, давай оставим этот спор. Ты начал рассказывать про свою маму. Почему она покинула Летающий Город?

Он сразу помрачнел. Всё его воодушевление пропало. И он рассказал.
Оказывается, в Летающем Городе всегда живёт ни больше, ни меньше, ровно три тысячи триста тридцать три человека. Потому что, если жителей будет слишком много, Город просто не сможет оторваться от земли.

Но есть одно исключение: дети в возрасте до двухсот пятидесяти перелётов - не в счёт.

- И когда ребёнок взрослеет... - догадалась я.

Александер согласно махнул своим замечательным чубом:

- Когда рождается ребёнок, ровно через двести пятьдесят перелётов он должен спуститься на землю. Если только за это время не спустился никто из стариков. Потому что старики, которые готовятся уйти в землю, покидают Город.

- Они уходят... умирать? - мой голос дрогнул.

Александер кивнул.

- Ещё Город покидают странные люди, которым не нравится жить в небе. Они говорят, что во время остановок лучше себя чувствуют. А в полёте - кого мутит, кого эта вечная сырость с ума сводит... а ещё эти жуткие приземления и подъёмы, - он криво улыбнулся. - Самые частые пациенты у мамы были такие вот, которых укачивало...

Я осторожно погладила его по руке - мне показалось, ему будет приятно.

- Да только нам с мамой не повезло - когда я прожил законные двести пятьдесят перелётов, в городе было ровно три тысячи триста тридцать три человека, и я - три тысячи триста тридцать четвертый, и никто из них спускаться не собирался. Тогда спустилась мама. Она не была старой, нет. Отец говорит, что она прожила к тому времени всего перелётов шестьсот, ну, может, шестьсот пятьдесят, никак не больше. У нас есть старожилы, так до трёх тысяч перелётов ухитряются протянуть и спускаться не собираются... Поэтому в Городе так редко рождаются дети. Родился ребёнок - значит, через двести пятьдесят перелётов кому-то придётся покинуть Город.

- Ты скучаешь по маме?

- Конечно... Но я уверен: мы ещё встретимся. Я отлично помню, где она спустилась. Это был городок на берегу реки... Другой берег очень крутой и весь зарос лесом - лещиной, осиной... Очень приметный городок... немножко похожий на твой. Лес, река, да городок небольшой на берегу. Как увижу - сразу узнаю!

* * *

Я предложил зайти в Город. Венне хотелось бы поселиться в Городе, я хорошо это понимал. Но что я мог поделать? И я решил: жить в Городе ей не повезло, так пусть хоть побывает у нас.

Мы обошли весь Город, я показал все дома, которые выстроил мой отец. Была уже ночь, когда мы присели на скамеечку у моей избушки.
- Как тихо... У нас по вечерам, когда уже темно и все разошлись по домам, лают собаки, гуси гогочут, куры шебуршатся...

- В Городе нет животных. Их ведь тоже кормить надо... Если ещё и для скотины запасы делать... Тут уж выбирать приходится - или человек, или корова.

- Жалко... Ну, хотя бы собаки и кошки, а? Им же нужно совсем немного!

- Какие собаки, что ты? Балласт.

- Жалко... А что такое балласт?

Я объясняю, как могу.

- Ну, почему бесполезные? - возмущается Венна. - Почему балласт? Они могут охранять ваши дома.

Я улыбаюсь:

- От кого?

- Что, у вас совсем нет преступников? Здорово... Ну, тогда... - она прикусывает губку. - Ещё с собаками любят играть дети... Ах да, у вас почти нет детей... С собакой можно пойти погулять по лесу... Да видела я уже - нет здесь лесов, но вы ведь делаете остановки, ты вот гуляешь по лесу. А вдруг волки?!

Я молчу. У нас осталось так мало времени. А сказать надо так много... Поэтому и молчу.

* * *

Ещё одна моя мечта исполнилась - я в Летающем Городе! Правда, этот Летающий Город не летит, а стоит на земле... Александер показал мне всё-всё. Какие тут красивые дома! И очень чисто... Только жалко, что нет собак. Я люблю собак...

- Я запомню нашу встречу... - задумчиво сказал Александер. Даже на другой стороне земного пузыря... Я буду помнить тебя, Венна...

- Я тоже тебя не забуду, Александер... Почему ты так странно говоришь - земной пузырь?

- А ты что, не знаешь? Извини, Венна, только тёмные вы какие-то тут, на земле, - Александер вздохнул. - Не знаете самых основ мироздания! Наша, то есть ваша, Земля - это внутренняя поверхность огромного пузыря. В серединке подвешены солнце и луна, они раскачиваются, как на верёвочке, поэтому то солнце мелькнёт, то луна покажется, а то и вовсе ничего нет - темень стоит.

Мне стало смешно. Надо же - пузырь! Я, пока маленькая была, думала, что земля вся плоская, будто сковорода с картошкой. В школе нас учили, что Земля - это шарик. А вокруг шарика кружатся два фонарика - солнце и луна. А теперь Александер заявляет, что Земля - пузырь! Если прав был учитель и Земля - шарик, то хотя бы ясно дело с солнцем и луной. А если Земля - пузырь, и солнце в серёдке на верёвочке болтается, куда ж оно оттуда прячется по ночам, а? Я задаю этот вопрос Александру.

- Куда они деваются - солнце и луна? Этого учёные пока не выяснили. Ну что ты смеёшься? Какой шарик? Ха! И ты ещё смеёшься? Жителям Города давно известно, что Земля - это пузырь. И не спорь. Если б ты могла подняться, ты б убедилась... Из Города отлично видно, как заворачиваются вверх края земли. Вот так-то. И не спорь.
Я и не спорю. Пузырь, так пузырь.

Я молчу. У нас осталось так мало времени. А сказать хочется так много... Потому и молчу...

Он протянул руку и прикоснулся к моим волосам.

- Извини... мне с самого начала так хотелось потрогать... будто шёлк. И глаза... какие красивые у тебя глаза... - он наклоняется близко-близко.

- И у тебя красивые. Я ни у кого ещё не видела таких глаз - таких синих...

- ...как море...

- ...как небо... А волосы у тебя чёрные, как грачиные перья. Только мягкие, как... шёрстка на горлышке щенка...

Его ресницы щекочут мне щёку.

- ...какая нежная у тебя кожа...

- ...какие сладкие у тебя губы...

* * *

Сейчас поднимется солнце... и Город тоже поднимется... и скроется за облаками... и нескоро жители городка на берегу речки увидят его вновь.

Но когда-нибудь это случится...

Сменится не одно поколение, жители городка расскажут внукам чудесную историю, как однажды...

Внуки будут рассказывать своим внукам, что однажды...

А однажды...

Но я построю свой Город, обязательно построю. Он будет сделан из дерева. Он будет лёгким... как паутинка... И я обязательно найду маму. И вновь отыщу Венну. В моём Городе хватит места всем. А если не хватит, Новый Архитектор построит и поднимет в облака Новый Город. Может быть, это сделает уже мой сын...

* * *

Земля всколыхнулась, мягко вздохнула, с сожалением прощаясь сразу с целым городом.

Он поднимается... удаляется... постепенно становясь всё меньше и меньше. Вот он, прекрасный, освещаемый косыми лучами восходящего солнца, похожий на ёлочную игрушку, переливается всеми цветами радуги...

Я с трудом отвожу взгляд, смотрю на свою руку, отчаянно вцепившуюся в пучок травы... разжимаю пальцы, обтираю ладонь о штаны... Поднимаюсь и оглядываюсь...

Венна говорила - здесь водятся волки... Может, и впрямь завести собаку?

© 2013, Люцина. Все права защищены. При копировании статьи ссылка на блог СКЛАД КНИГ обязательна.

рассказать друзьям и получить подарок

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

About The Author

Родилась, училась, опять училась и немножко работала. Потом просто работала. Потом целый год не работала! Потом опять работала, работала, работала… Сейчас тоже работаю.

Достижения:
Была в Шарм-эль-Шейхе, акул не видела.
Продала одну (!) банку продукта Vision.
Тяжким трудом заработала в Интернете 600 рублей!!!
Сделала 2 бесплатных блога и этот сайт.
Интересно, что будет дальше…

Comments

3 комментария to “Селина Танеева, «Летающий город»”

  1. Джуна:

    Мне понравился рассказ. Хотя не оригинально конечно.

  2. Filip:

    Сказка. Приятная, для девочек.

  3. Angelina:

    Милый рассказик.

Leave a Reply